Новые методы интерьера

Тог же Декарт предложил и сам метод: как можно устроить подкоп под душу со стороны материальною мира. Позже метод был усовершенствован, и сейчас ею можно трактовать как ретроанализ. А суть его заключается в том, что надо мысленно попытаться пройти всю дорогу сотворения мира и конкретного предмета только в обратном направлении. Допустим, хозяйка сварила борщ. Предлагается, […]

Тог же Декарт предложил и сам метод: как можно устроить подкоп под душу со стороны материальною мира. Позже метод был усовершенствован, и сейчас ею можно трактовать как ретроанализ. А суть его заключается в том, что надо мысленно попытаться пройти всю дорогу сотворения мира и конкретного предмета только в обратном направлении. Допустим, хозяйка сварила борщ. Предлагается, вместо того, чтобы съесть его горячим, надо разобраться, что, как, в каком количестве и в каком порядке она туда положила.
Что это нам даст? Можно, например, понять в каком настроении хозяйка готовила это блюдо, и можно ли его есть вообще. С борщом мы, конечно, так поступать не будем. Это просто житейский пример, на котором мы хотим показать суть метода проникновения в душу. Прочитал недавно на обложке какого-то модного журнала, что, глядя на ваш интерьер в квартире или доме, умельцы, при соответственно усвоенном методе, могут даже разгадать вашу душу. Заманчивое предложение, особенно для производителей. Согласитесь, когда душа разгадана, то и мебель для нее делать проще, понятнее. Начнем с самых основ. Исходной точкой д ля нашего ретроанализа будут служить фасады кухонь. Но чтобы приступить непосредственно к самому анализу, то есть попытаться разглядеть за кухонными фасадами душу современного покупателя, необходимо разобраться, что же собой представляют эти самые фасады. Компания «Зов», производящая кухни под брендом «Кухни Белоруссии», привезла на выставку, вообще, мебель зеленого цвета. Спрашиваю: думаете пойдет? Отвечают, что с помощью цвета они хотят в принципе изменить отношение человека к кухне. Вывести его из деревянных шор, которые позволяют ему видеть кухонное пространство преимущественно в бежевых или коричневых оттенках, на манер дерева. Впрочем, не будем гадать на цветах, как на кофейной гуще. Лучше в этом плане обратимся к специалистам.

На одной из недавно завершившихся выставок беседуем с представителями компании. Уже более десяти лет ее специалисты занимаются исключительно производством кухонных фасадов. И многие наши производители кухонь пользуются услугами этой фирмы. Беседуем о былых фасадных временах, о тенденциях. Оказывается, в фасадной моде можно выделить три периода. По аналогии с веками бронзовым и железным скажем, что первый период, который начался примерно в 1998 году, можно назвать веком деревянным. В то время все стремились работать на кухне под натуральное дерево. Якобы с помощью такого нехитрого трюка мы впускали в свой дом истинную природу.

Но мода на натуральность, на подражание природе быстро закончилась. Начиная уже с 2003 года популярностью стали пользоваться металлизированные поверхности. Человек, вероятно, поверил в силу своих фантазий и натуральные предпочтения резко изменил на предпочтения искусственного происхождения. Куда бы нас завел тот металлизированный подход - неизвестно, если бы не кризис Но кризис, дай бог ему энергии, вместо того, чтобы настроить душу на определенный понятный лад, тоже сделал в нашем сознании соответствующую загогулину. Короче, вместе с кризисом в фасадную моду вошли однотонные глянцевые цвета. Немецкие специалисты, когда услышали о новых веяниях на российском рынке, за голову, говорят, схватились. Быть того не может! Однотонный глянец - это же сверх непрактично! Он позволяет пальцам оставлять отпечатки на своих поверхностях. Это особенно непонятно сейчас в кризисные времена, когда вся идеология быта сведена к максимальной экономии энергетических затрат, включая осознанное ограничение себя в элементарных движениях, не говоря уже о передвижениях.

Что тут сказать! Немцам русскую душу не понять! Нам ближе итальянцы, которые готовы устроить пир во время любой чумы! Хотя если разобраться, то и сами итальянцы стали поосторожнее с формами, деталями, цветами. Не будем вдаваться в классику, как в несуществующее прошлое. Современные итальянские кухни в определенной мере тоже проявляют завидный практицизм. Возьмем, к примеру, новинки от TONCELLI. Модель Quadra.

В ней что-то есть от храма и жертвенника. Точнее, чего-то нет, а именно радости жизни. Большой шкаф, который можно спрятать и передвинуть куда угодно. Неброский остров в виде куба. К прямым линиям геометрии Эвклида всегда прибегают, как к последнему пристанищу фантазии. Ведь прямота - это идеал совершенства. Мы бы все ходили прямо и говорили прямо, если бы не жизненные обстоятельства, которые заставляют нас двигаться по совершенно кривым траекториям, чтобы приблизиться к заветной цели. Другая типология - кухни ЬАИЭО с их нескрываемым пиететом перед прошлым. В новой кухонной коллекции Согшто с минимальными украшениями традиции и инновации как бы сплетаются воедино в извилистом танце, который тоже тяготеет к линейным фигурам: квадрату, кругу, треугольнику. Витиеватость на этой кухне в большей степени присуща даже технике, чем мебели. В кухнях ЬАКЭО появляется еще одна любопытная тема - тема надвременности. В быту, как правило, избегают таких неосознанно возвышенных понятий, как вечность. Но надвремен- ностъ, вневременность по сути своей и есть претензия на вечность. Но в данном случае речь ведь не идет о вечности как категории абсолютного времени. Под словом «вечность» здесь скорее понимается совершенство формы. Дескать, предложение практически окончательное и лучше не будет. Так что пока есть возможность - приобретайте! По сути, это ультиматум душе, который душа не принимает. Получается, что даже параллельные с нашей действительностью миры по возможности реагируют на изменения и потребности. Хотя итальянские кухни, в большинстве своем, продолжают развиваться как бы сами собой, независимо от всех социальных катаклизмов.

А, между прочим, современная кухня имеет не только технологический и эстетический аспекты, в большей степени - это социальное явление. Фасад - это ведь так, ширма желудка и души. Нельзя без сытой уверенности размышлять об особенностях цветовых оттенков кухонных фасадов. Нехватка калорий искажает цвет. Не думайте, что это сетование на недоедание. Голода пока, слава богу, нет. И соль не дорожает. Но наблюдательные немцы сразу заприметили наши потребности. Даже на уровне премиум-класса. Известные кухни БіеМайс, рассчитанные на потребителей значительно выше среднего достатка, привезли в Москву, из чувства мебельной солидарности, как они сами признают, сравнительно новую модель кухни Б2. В Германии эта модель, появление которой совпало с кризисом, не совсем прижилась. Привезли на сватовство в Россию. И я вам скажу, что эта кухня нам как раз в тему. С виду она неброская, даже незаметная. Последняя стадия минимализма. Уже нечего больше убирать, минимизировать. Ни ручек, ни дверей, ни шкафов, видимых. Правда, во всей своей красе представлены фасады, за которыми скрываются невероятные по емкостям внутренние пространства. 51еМабс всегда славился организацией внутренних пространств. Но в данной модели их усовершенствования кажутся особенно актуальными. Пространства эти оборудованы специальными шинами с шагом 16 мм. Эти шины позволяют устанавливать полки в шкафах на совершенно разной высоте, что позволяет легко варьировать внутренними объемами в зависимости от того, что там хранить. Согласитесь, что подобные вариации для нас сегодня более полезны и более практичны, чем все вместе взятые фасады. Потому что умные люди, даже в премиум-сегменте, уже делают запасы посуды и продовольствия. Просто так, на всякий случай, если цены будут продолжать так же быстро расти, как сейчас, и в ближайшем будущем. Однако вернемся к нашему незамысловатому анализу. Производители кухонь, в том числе даже итальянцы, эксплуатируют идею бытового практицизма как высшей степени экономии, совершенно необходимой человеку в трудные времена. Но спрос, естественно продиктованный душой, требует продолжения праздника, продолжения банкета, которым мы отмечали приход нового тысячелетия. Праздник за столом, возможно, и продолжится, но уже в другом формате, без мебельной пышности, в интерактивном режиме. Функции пришли на смену формам. И не желают тащить за собою приевшиеся формы, как родительскую опеку. Функции уже могут сказать формам: мы вам ничего не должны и не нужно ограничивать нас своей утомительной эстетикой.

И если разобраться в современной кухне, как социальном и, можно даже сказать, как в коммуникативном механизме, то такая кухня свой век отжила Молодежь не будет выходить на кухню, как на посиде- лище. Молодежь всегда предпочтет так называемую быструю еду. Потому что еда меняет свой статус. Мы, люди традиционные, использовали еду как образование, а на самом деле у современной еды просто не хватает энергетики. Либо энергетика в избытке, что тоже не совсем хорошо.

Понимая творчество как избыток энергии, думается так: интерьерная вера никогда не станет мебельной надеждой. Никогда пространство не сумет подменить время. Пространство - это наша защита, а время - это наша атака. Защищаться всегда труднее, чем нападать. Я говорю, как шахматист: в защите используют самых надежных, а в атаке - самых провинившихся. Если что-то надо защищать: мы сибиряки, а если что-то утром брать - мы штрафники.

Вернемся на кухню 60-х годов. Или подумаем?